favor_in_all (favor_in_all) wrote,
favor_in_all
favor_in_all

Categories:

Обойдемся без турецких Проливов?







(Не это ли имел в виду Жириновский, когда говорил, что мы будем мыть сапоги в Индийском океане?)))





История российско-иранских взаимоотношений начиная с 1890-х годов была в большой мере связана с проектом судоходного канала Каспий - Персидский залив, разработанным русскими инженерами в 1889-1892 годах. Этот проект обеспечивает кратчайший выход России в Персидский залив и Индийский океан, причем в обход турецких проливов Босфор и Дарданеллы.

Стимулом для проекта явился коллективный отказ Англии, Франции, Австро-Венгрии и Германии поддержать российский проект 1878 года в отношении Босфора и Дарданелл, предусматривавший контроль России за Проливами и размещение на их побережье российских военных баз. Дело в том, что свыше половины объема внешней торговли России осуществлялось через эти проливы. И именно по этому маршруту интервенты, поддерживаемые Турцией, неоднократно проникали в Черное море и, соответственно, к российским границам.

Сохранить зависимость России от маршрута через Проливы всегда была одной из стратегических задач политики Запада. Неспроста в 1997 году антииранские санкции США были распространены и на проект канала Каспий - Персидский залив. Под американскими санкциями находится сейчас и Россия...

Совместная российско-иранская комиссия по сооружению канала, созданная в конце XIX века, начала свою работу в 1904 году. Но стороны долго не могли договориться о статусе как проекта, так и самого канала. Петербург настаивал на принципе экстерриториальности, то есть на статусе, аналогичном Суэцкому и Панамскому каналам, принадлежавшим в тот период соответственно Великобритании и США. Предлагаемый Тегераном для канала статус кондоминиума (паритетного совместного управления) не устраивал Россию, так как не было уверенности в однозначно пророссийской политической ориентации Ирана.

В 1908 году переговоры были приостановлены, чему способствовало растущее давление на Тегеран со стороны Стамбула и Лондона, которым будущий канал становился, так сказать, костью в их алчном горле...

Все точки над «І» расставила Первая мировая война. Российско-иранские переговоры были прекращены.

Нормализация отношений Турции и Советской России в 1918 году не могла не понизить актуальность проекта. РСФСР оказала, как известно, военно-техническую и экономическую помощь Турции в период ее войн с Антантой и Грецией (1919-1923 гг.).



В ответ Анкара в сентябре 1924-го гарантировала, что Босфор и Дарданеллы никогда не будут использоваться в ущерб экономическим и военно-политическим интересам СССР. Но с кончиной Кемаля Ататюрка (ноябрь 1938 г.) антисоветские, точнее пантюркистские, тенденции во внешней политике Анкары резко усилились.

Пожалуй, лучшее доказательство тому - участие Турции в плане «Топливо», совместном с Англией и Францией акте агрессии против СССР, намеченном на середину марта 1940-го. План предусматривал в том числе допуск британских и французских военных судов в Черное море.

Между тем с конца 1930-х стали ухудшаться советско-иранские отношения, что было связано с жестким влиянием Англии, Германии и Турции на внешнюю политику Тегерана. В Иране готовилось расторжение советско-иранского договора (1921 г.) «О дружбе и границе», согласно которому СССР в случае угрозы его безопасности имел право ввести свои войска в Иран. В январе 1940-го начались переговоры об иранском участии в реализации плана «Топливо».

В то же время, с середины апреля 1941-го, Турция под разными предлогами затрудняла проход через Проливы советских судов с грузами для Югославии, подвергшейся нацистской агрессии. Прогерманская политика Турции в период Великой Отечественной войны хорошо известна, по крайней мере такую политику она проводила до 1944 года включительно.

Эти факторы побудили СССР вернуться к проекту канала Каспий - Персидский залив. После совместного вступления советских и британских войск в Иран в августе-сентябре 1941 года и прихода к власти в Тегеране антифашистских сил во главе с шахом Мохаммедом Реза-Пехлеви появилась возможность доработать проект, что и было сделано к осени 1942-го. Однако тревожные события на советско-германском фронте, угроза нападения Турции на СССР и приближение германско-итальянских войск к Суэцкому каналу в 1942-м стали препятствием на пути к созданию канала. При этом в ходе переговоров И.В. Сталина с Мохаммедом Реза-Пехлеви 30 ноября 1943 г. в Тегеране проект был охарактеризован как обоюдовыгодный и потому перспективный.

Резкое ухудшение советско-турецких отношений в 1945-1953 гг. способствовало реанимации проекта Каспий - Персидский Залив. Но попытки СССР в тот же период присоединить Иранский Азербайджан к Азербайджанской ССР привели к усилению влияния США и Великобритании в Иране. В результате об этом проекте обе стороны «забыли» на долгие годы. А весной 1953-го СССР взял курс на нормализацию отношений с Турцией как бы в противовес сложным взаимоотношениям с Ираном.



Однако со второй половины 1950-х руководство Ирана решило восстановить политику, что называется, паритетного сотрудничества с Западом и СССР.

В июне-июле 1956 г. состоялся официальный визит в СССР иранской правительственной делегации во главе с шахом. Иранские гости посетили Украину и Узбекистан. Это был беспрецедентный визит за всю историю российско- и советско-иранских отношений. Стороны подписали ряд экономических соглашений, но, заметим, они не касались совместного канала. Хотя в ходе одной из встреч предсовмина СССР Н.А. Булганина с шахом отмечалось (согласно протокольной записи), что «обе стороны придают важное значение изучению проекта сооружения судоходного канала Каспий - Персидский залив». Но в итоговое коммюнике это положение не было включено. Вероятно, по инициативе иранской делегации, чтобы не раздражать американцев, отговаривавших Тегеран от этого проекта.

Тем не менее в 1962 г. была создана соответствующая советско-иранская комиссия. Во время визита в Тегеран в ноябре 1963 г. с ее работой был ознакомлен председатель Верховного Совета СССР Л.И. Брежнев.

Именно тогда обе стороны создали юридическую основу для реализации проекта канала: были подписаны соглашения «О совместном использовании водных ресурсов пограничных рек» и «О развитии транзита иранских товаров через территорию СССР, советских - через территорию Ирана». А в июне 1965-го, когда состоялся столь же масштабный, как в 1956 г., визит шаха в СССР, стороны договорились ускорить реанимацию проекта, но опять-таки - без упоминания в итоговом коммюнике. Предварительный вариант канала был рассмотрен во время визита председателя правительства СССР А.Н. Косыгина в Тегеран в начале апреля 1968 года. Проект в основном был одобрен обеими сторонами. Но, по традиции, без упоминаний в итоговых документах...

В те же годы участились американо-иранские переговоры на высшем уровне, в ходе которых США прямо или косвенно заявляли о несоответствии этого проекта долгосрочным интересам США и их союзников по НАТО. Эту позицию поддерживала Саудовская Аравия. А в Ираке, наоборот, поддерживали этот проект (обеспечивающий кратчайший маршрут между этой страной и СССР), что способствовало нормализации иранско-иракских отношений в 1974-1975 гг., увенчавшейся двусторонним договором «О дружбе и добрососедстве» (июнь 1975 г.). Правда, Вашингтон соблюдал видимость дипломатического этикета в вопросе о канале, и американская позиция по этому проекту тоже не отражалась в иранско-американских документах.



В Тегеране не решались выступить против американской позиции, поскольку до 70% объема ежегодного экспорта иранской нефти направлялось в США, а их доля в иностранных инвестициях в Иране превышала 40%.

К тому же за счет нефтяных поставок обеспечивались до 60% потребности вооруженных сил Ирана в вооружениях и боеприпасах (доля всех стран НАТО достигала 85%).

Одновременно Турция со второй половины 1960-х стала периодически снижать тарифы на транзит советских грузов через Проливы. Этот фактор был очень важен для СССР, так как уже в 1960-х минимум 50% ежегодного объема экспортируемой советской нефти перевозилось этим путем. Реализация же проекта канала Каспий - Персидский залив требовала колоссальных финансовых и технических ресурсов, что становилось проблематичным для СССР.

В общем, ситуация складывалась так, что обе стороны не то чтобы спускали на тормозах этот стратегический проект, но и реализацию его не ускоряли. Поэтому во время переговоров шаха в Москве в октябре 1972-го и А.Н. Косыгина в Тегеране в марте 1973 г. стороны снова устно зафиксировали взаимную выгоду от проекта, рекомендовав уточнить ряд его параметров.

Одновременно СССР и Иран всё же расширяли базу для создания канала Каспий - Персидский залив: в ходе взаимных визитов в дополнение к упомянутым соглашениям 1963-го были подписаны, в частности, «Программа экономического и научно-технического сотрудничества» на 15 лет и меморандум «О взаимном поощрении капитальных вложений». И за 1960-1970 годы в Иране с помощью СССР было построено свыше 60 промышленных, энергетических и транспортных объектов, в том числе один из крупнейших в регионе Исфаганский металлургический комбинат и примыкающая к Азербайджанской ССР почти 500-километровая магистраль Трансиранского газопровода.

Вместе с тем Вашингтон, Лондон и Анкара настаивали на том, чтобы основной экспортный поток иранского газа перекачивался через Турцию, но Москва и Тегеран в 1972-1973 гг. договорились о транзите иранского газа в Европу в течение 20 лет через территорию СССР. Эти поставки должны были начаться с 1976-го, но ухудшение внутриполитической обстановки и последующие события в Иране привели к консервации этого проекта. Примечательно, что с осени 1975-го в США стали разрабатываться планы свержения шахского режима и провоцирования иранско-советской и иранско-иракской конфронтации. Словом, проект судоходного канала Каспий - Персидский залив, чрезвычайно выгодный и СССР, и Ирану, столкнулся с жестким противодействием со стороны США и НАТО.



Сегодня этот проект снова в перечне приоритетных в Иране. Как отмечают иранские эксперты и СМИ, канал Каспий Персидский залив выводит в Индийский океан не только Россию, но и другие бывшие республики СССР, в нём заинтересован ряд стран Европы.

Ввести канал в действие иранцы планируют в 2020-х. Похожие оценки высказываются российскими специалистами. Отмечается, что судоходный канал Каспий – Персидский залив, целиком проходящий по территории Ирана, способен обеспечить кратчайший выход в бассейн Индийского океана из Северной Атлантики, Балтийского, Черноморско-Азовского, Дунайского и Волжско-Каспийского бассейнов. Ирану к тому же канал необходим для обеспечения опресненной водой центральных засушливых районов.


Общая протяженность этого судоходного пути составит около 700 километров, в том числе по фарватерам рек северо-западного (прикаспийского) и юго-западного Ирана, включая пограничное с Ираком международное русло-фарватер Шатт-эль-Араб - до 450 км. Требуемые инвестиции по сооружению всей артерии были оценены иранской стороной в 2012-2013 гг. минимум в 10 млрд долл., в том числе по соединительному трансиранскому участку (северо-запад - юго-запад) - в 5,5 - 6 млрд. Полная окупаемость проекта наступит, по иранским оценкам, на пятый год со времени ввода артерии в эксплуатацию.



По тем же оценкам, ввод в действие трансиранского канала обеспечит России и Ирану транзитные доходы соответственно в 1,2 -1,4 и 1,4-1,7 млрд долл. на третий-четвертый годы эксплуатации.

Резонно задаться вопросом: может быть, кризис и напряженные российско-турецкие отношения активизируют наконец реализацию столь выгодного многим странам геополитического проекта?

Tags: Запад, Иран, Россия, Турция, канал, политика, экономика
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments