favor_in_all (favor_in_all) wrote,
favor_in_all
favor_in_all

Бойцы вспоминают минувшие дни:

Оригинал взят у lidiya_nicв Бойцы вспоминают минувшие дни:
Оригинал взят у azart_udeв Бойцы вспоминают минувшие дни:
Оригинал взят у p0pik0ffв Бойцы вспоминают минувшие дни:
21 сентября 1993 года главный алкоголик России ЕБН, не приходя в сознание, подписал указ № 1400, произведя, таким образом, военно-фашистский переворот.

Одновременно в Доме Советов были отключены связь, электричество, водоснабжение и бандиты МВД начали оцепление Дома Советов России. Конституционный Суд Российской Федерации, собравшийся в ночь с 21 на 22 сентября, объявил действия Ельцина неконституционными, а указ № 1400 — основой для отрешения президента от должности. Верховный Совет, по представлению Конституционного суда, объявил о прекращении полномочий президента согласно ст. 121-6 Конституции РФ. Ст. 121-6 действовавшей Конституции РФ гласила:

Статья 121-6. Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно.

По воспоминаниям белорусских участников Октябрьского восстания дело начиналось так...
(интервью взяты в 1996 году)

N.N.: С 23 сентября по 4 октября я находился в Белом доме, в сотне Морозова, «влип в казаки» во время нападения Терехова на штаб ОВС СНГ. Морозов вызвал из строя добровольцев, пообещав, что шансов вернуться у них не более 10 процентов. Дюжина казаков с одним автоматом ехала в метро, анпиловцы отдельно. Когда мы прибыли к штабу ОВС, там все было кончено. Казаки распили в близлежащем сквере пару бутылок и вернулись назад. Бойцы «отдельного Московского имени Верховного Совета добровольческого полка» были вооружены выданными под расписку металлическими прутьями, прижимавшими ковровые дорожки на лестницах. Лучше с этим было у приднестровцев (люди Млынника пришли с АКМами) и у баркашовцев (они осуществляли внутреннюю охрану).
С самого начала БД был украшен флагами самых разных расцветок, но преобладал красный цвет. Потом, на каком-то заседании ВС, Румянцев предложил убрать флаги, Хасбулатов неожиданно поддержал его. Сотник ходил ругаться: или верните знамена на место, или защищайте себя сами. Компромисс нашли в том, что водрузили на башенке часами, по углам, вокруг власовского, четыре стяга: Советский, Военно-морской, Имперский (черно-злато-белый) и Андреевский.
Настроение защитников менялось мгновенно, от паники до эйфории (слух: на нас идет Таманская дивизия — таманцы идут к нам на помощь).


В свободное от караула время травили анекдоты про Ельцина, хохмили. Запомнились такие хохмы: ну, хорошо, мы организаторы массовых беспорядков, красно-коричневые коммунофашисты, но ведь ты-то (ко мне) МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИСТ (общий хохот). Или (до блокады люди приходили к БД, приносили горячий чай, кофе, еду, теплую одежду) после известия о взятии абхазами Сухума кто-то из наших сказал пришедшей помочь грузинке: смотри, скоро мы идо вашего Шеварднадзе доберемся, и услышал великолепный ответ: Я ДАРУ ВАМ ЕГО!
Блокада напоминала съемки кино: мы в немецком окружении, замерзшие и мокрые, укрывшийся за «спиралью Бруно» власовец за оккупационные марки орет в мегафоны агитационного БТРа (желтого Геббельса)
— Русс, сдавайс!

Млеко, яйки (квартиры, должности) и постоянно крутит шлягер сезона: “Путана — путана...” с вечера до утра. Милиция в оцеплении вела себя подчеркнуто нейтрально, собранные из разных городов оперативники заявлялили, что бандитов ловить они будут при любой власти.
Как-то раз на баррикаде, которую мы держали, появились баркашовцы, видимо, они выполняли приказ: продемонстрировать осаждавшим оружие. Реакция последовала незамедлительно, в виде гранаты со слезоточивым газом — слегка пощипало глаза — ветер. Потом появился и сам вождь с двумя соратниками, в плаще, под плащом — АКСУ.
Улыбается.
— Петрович, твои хлопцы оружием побряцали, а нам — репрессии...
Казак отфутболил гранату в сторону.
— Ребята, вы, что здесь до пенсии сидеть собираетесь? Так долго ждать придется. У них положение похуже — спереди вы, а сзади демонстранты подпирают.


Стрелять в демонстрантов войска начали второго; третьего наши прорвали блокаду, взяли мэрию.

Говорят — Руцкой приказал — бред, и без приказа знали, что делать. Болевые точки: мэрия рядышком и телеящик. ОМОН в мэрии жил красиво: микроволновые печи, буфеты с закуской, тепло, светло. Приобрел трофеи: плащ-палатку, каску, дубинку.
У Останкино не был. Ночью оттуда поступили первые раненые. Утром четвертого баррикаду расстрелял «взбесившийся» БТР. Стрелял по всему, что движется.

Кто-то сумел приблизиться, бросил бутылку с бензином — горит сверху, без пользы.
После ухода из БД мы заскочили к товарищу на квартиру — умыться — грязные, прокопченные как черти, переписали адреса, телефоны, договорились встретиться в следующий раз. Потом я пошел на митинг «демократических сил» у Моссовета. Они тоже воздвигли баррикаду, но почему-то выдвинули ее по направлению к Кремлю, а не к БД (видимо, Лужков готовил запасной вариант). Потолкался среди бейтаровцев, поорал вместе с ними и поехал на вокзал. Нигде — никого, вагоны — пустые.
Дома по TV похвальба Котенева — как геройски они замочили нашу БМП — не было у нас БМП — БТРы. Потом перестали бахвалиться, видно разобрались, что своих положили. А в целом — что у нас, что у них — бардак полнейший, еще до Чечни было видно, что армия небоеспособна.
13-го (9 дней) — на экране увидел жену Морозова (я считал его погибшим), но он выжил, несмотря на пять пулевых. В прошлом году побывал в Москве на годовщине. Помянули павших. Наш первый и последний тост: за тех, кто поднимался в полный рост.

А.М.Выпряжкин: Почему поехал? Ты знаешь, я один из тех, кто может ответить точно. По образованию я — биолог, изучал групповое поведение высших млекопитающих. Упрощенно — есть вожак, которому достаются лучшие самки, лакомые куски и т.д. Есть, собственно, стадо — особи, уступающие вожаку, есть (смеется) кандидаты в президенты. Но наблюдателей заинтересовала другая группа — ни физически, ни умственно никому не уступающая, но даже не пытающаяся бороться за лидерство. У нее другая функция — охрана. Эти особи, защищая, первыми гибнут для блага остальных. Мы защищали не Руцкого с Хасбулатовым и не Верховный Совет, мы пытались защитить свой мир, свою «стаю». Интересно то, что при потере «болота» стая гибнет — вожаку некем командовать, некого эксплуатировать, охранникам некого защищать. В природе все взаимосвязано. Вспоминаю, что чувствовал, когда шел в скоплении народа — едином, как единый организм с одним в такт бьющимся сердцем. В такой ситуации человек способен на действия, которые потом изумляют его самого.
Что еще запомнилось? Ощущение близости смерти, оружие в руках, которое воспринимается совсем не так, как в армии. Когда видишь, как боец снаряжает магазин автомата, сразу задумываешься: может, твой патрон уже у кого-то в магазине?
Кстати, предчувствие меня не обмануло: уже в Минске я увидел себя по телевизору, через прицел «витязя».
Мы были безоружны? Как сказать, на войне, как я убедился, оружия хватает: когда от мэрии начали стрелять, баркашовцы с автоматами бросились вперед. Я выбрал себе того, что поздоровее, и побежал за ним, твердо зная: или он убьет — или его убьют, в любом случае у меня будет автомат. А когда огонь усилился, невольно оглянулся — за мной бежал малый — он уже меня «вычислил».


К Останкино ехали на икарусе-гармошке, задевая столбы и машины: водитель, судя по всему, ничего, кроме «жигулей», до этого не водил. Разбив один автобус, пересели на другой.
Ну, а что было затем,— ты посмотри на видеозаписи.
Д.С.Богдан: День прорыва блокады Дома Советов был счастливейшим в моей жизни. Всех охватило ликование: рухнул или сейчас рухнет мафиозно-компрадорский режим.

От Дома Советов наш отряд отправился к телецентру. Полковник с мегафоном, инструктировавший нас, пошутил: Миткову больше чем на две части не разрывать. Потом, резко сменив тон, приказал: в Останкино девяносто процентов евреев, с москвичами у них сложные взаимоотношения — ваша задача не допустить, чтобы хоть один волос упал с головы какого-нибудь сотрудника телевидения. Главное — добиться эфира.
У Останкино генерал Макашов требовал впустить 10 человек без оружия для выхода в прямой эфир. Недалеко стоял парень с девочкой лет шести на плечах, на уговоры уйти отвечал — стрелять не будут.
— Ясно, что не будут, — сказал я. — Смотри, как бы в толпе не задавили.
Рядом мужчина с собакой, вышел погулять и заодно полюбопытствовать. Позже я узнал, что убито несколько детей и собак.

После долгих переговоров, завершившихся категорическим отказом, повторили то, что было у мэрии, — высадили грузовиком витринное стекло. Я уже рассказывал корреспонденту «Правды» и еще раз повторяю: первыми начали стрелять из здания, выстрел был сделан из подствопьного гранатомета. Стоявший недалеко от меня гранатометчик — афганец, подполковник Погорелов стрелял, уже, будучи раненым. Он скрывался у меня на даче и рассказывал, что даже Макашов не знал, где в Белом Доме находится оружие. Генерал поставил перед своими офицерами задачу — найти комнату хранения оружия, выставить перед ней охрану. (А в это время ТВ вещало на весь мир — оружие из Дома Советов расползается по уголовным структурам. После взятия его нашли на складе в консервации).
Я видел гибель двух хлопцев, скрывавшихся от пуль за колесами автобуса, трассеры подожгли бензобак, автобус вспыхнул, они побежали в нашу сторону к трансформаторной будке. Снайпер хладнокровно расстрелял сначала переднего, а затем и заднего. Трассер бежит за человеком, догнал и погас... За другим, догнал и погас.
Там же скрывались от пуль иностранные корреспонденты, человека четыре. С ними радиоприемник. Попросил настроить на нашу волну. Радио передавало: бои за телецентр идут на втором этаже, минут через 10 — захвачен четвертый этаж, хотя никто из наших не переступил порога телецентра. Горело здание напротив, подожженное трассирующими пулями спецназа. Самое страшное, когда БТРы косили людей. Они выбежали навстречу — думали, Руцкой прислал подмогу.


Я сказал корреспондентам: «Смотрите, ваш Клинтон поддерживает Ельцина, а он устроил второе кровавое воскресенье...»
Никто из них ничего не знал о кровавом воскресенье: «нихт политик, их бин корреспондент».

N.N.N.: Я приехал в Москву на похороны утром шестого. Первое, что поразило, — отсутствие на вокзале не только солдат, но и милиции — никого, в городе, то же самое. Видел только один отряд ОМОНа — отоваривались у промтоварного магазина, с укороченными автоматами, у каждого 2 — 3 полиэтиленовых пакета с товаром. Как на подбор, удивительно низкорослые. Выйдя из метро, сел в троллейбус. Все пассажиры (все без исключения) читали «Московский комсомолец» — статью Александра Хинштейна под названием «Вы хотели русский порядок — вы его получите!».

Итоги:
В.А.Староверов: У Толстого старый князь говорит перед Аустерлицем Андрею Болконскому: если тебя убьют — мне будет больно, но если ты поведешь себя не так, как надо, — мне будет стыдно. Мне не стыдно за своего сына.
N.N.: К БД приходили разные люди, все они спрашивали, когда выдадут оружие. Услышав ответ — завтра, умные отвечали — вот мы завтра и придем, а дураки оставались.

А.М.Выпряжкин: Надо лучше готовиться, «изучать карты района боевых действий». Если бы я заранее знал, где находится Останкино, то нашел бы себе работу поближе, более интересную и эффективную. РНЕ всегда готово практически помочь в проведении того или иного мероприятия, реально помогающего возрождению и воссоединению русских.

Д.С.Богдан: История учит: когда власть берет народ, революции бескровны, буржуазия же — топит протест народа в крови. Маркс предупреждал, что при 300 процентах прибыли капитал идет на любое преступление даже под угрозой самоуничтожения. 3000 процентов и более прибыли мафиозно-компрадорского капитала — настоящая причина октябрьской трагедии. Я знаю: в народ стреляли не Ельцин, Черномырдин, Грачев, Ерин — в народ стрелял мафиозный капитал.

Tags: Ельцин, беззаконие, беспредел, гнусь, либеро-фашизм, предательство, расстрел
Subscribe

  • Анекдоты

    Советская пропаганда все-таки нагло врала — капитализм оказался намного хуже, чем она нам рассказывала. Объявление в детском саду:…

  • Одесский юмор

    – Тетя Соня, а что это вы свою собаку назвали Подлец? – Ой Яшенька, я получаю столько удовольствия, когда на улице крикнешь ему:…

  • Ну и дела!

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments