favor_in_all (favor_in_all) wrote,
favor_in_all
favor_in_all

Categories:

А. Фурсов об Октябрьской революции

Оригинал взят у varjag_2007 в Фурсов: Октябрьская революция выпустила энергию, которая сломала хребет Вермахту...  и запустила человека в космос

О том, почему 7 ноября был и остается актуальным праздником для русских людей, о советском патриотизме и о том, почему СССР все же не восстановить, рассказал в интервью Накануне.RU историк, писатель, действительный член Международной академии наук Андрей Фурсов.

Вопрос: Сегодня – день Великой Октябрьской социалистической революции. Почему, на ваш взгляд, он более понятен людям, чем День народного единства?

Андрей Фурсов: Несмотря на то что так называемый День народного единства отмечается уже почти 10 лет, он все равно остается «искусственным» праздником по многим причинам. Во-первых, большая часть людей в России прекрасно понимают, что такое случилось 7 ноября по новому стилю 1917 года - Октябрьская революция, которая стала началом новой эпохи не только в жизни России, но и в мировой истории. Это событие мирового масштаба. Что произошло 4 ноября 1612 года, не знает почти никто, поскольку это было очень давно. В последние годы нас, правда, просветили, что это пообеда над поляками, но не просветили о деталях этой победы. Дело в том, что никакого единства русских людей 4 ноября не было,
поскольку ополчение Минина и Пожарского находилось в очень острых отношениях с казаками Трубецкого, вместе с которым они договорились и выгнали поляков из Кремля. А дальше началась борьба этих двух групп, и никакого единства не было. Достаточно почитать хроники и труды историков. Словом, на день единства 4 ноября точно не тянет. Кроме того, многие люди прекрасно понимают, что 4 ноября было придумано, что называется, на коленке, чтобы вытеснить 7 ноября как некий советский символ, как символ революции, которая свергла власть «буржуев, помещиков и попов». Естественно, для тех, кто в 1991 году сверг этот антикапиталистический, антисамодержавный режим, память о 7 ноября очень и очень неприятна. Но против истории не попрешь – 7 ноября остается в памяти людей и будет оставаться еще очень долго.

Вопрос: Президент Путин накануне упомянул, что большевики не дали ни мира, ни земли крестьянам, ни фабрик рабочим, и в целом, «пусть изящно, но обманули» поддержавший их народ.

Андрей Фурсов: Я думаю, что президент был неточен в своих формулировках. Во-первых, большевики сдержали два из своих трех обещаний. Они обещали мир, хлеб и землю. Мир, который они обещали – это выход из империалистической войны. Они свое слово сдержали – Россия вышла из империалистической войны. Они обещали землю крестьянам – и они дали землю крестьянам. Даже во время коллективизации значительная часть земли – половина – осталась в колхозах – в коллективной собственности, а не в государственной. То есть, землю крестьяне тоже получили. Насчет хлеба действительно вышла неувязка, потому что в мае 1918 года большевики объявили проддиктатуру и это стало одной из причин Гражданской войны, но не единственной причиной. В возникновении Гражданской войны виноваты не только большевики, но и левые эсеры, и монархисты, и февралисты бывшие. Гражданская война – очень сложное явление, и вешать на большевиков всех собак здесь не следует. Так что президент был неточен в формулировках, и это лишний раз говорит о том, что нужно более тщательно подбирать консультантов по истории, чтобы они не подставляли главного начальника.

Вопрос: И, говоря о минусах, часто забывают и плюсы? Создание системы бесплатного всеобщего образования, прорывы в медицине, науке и технике можно считать достижениями революции?

Андрей Фурсов: С Октябрьской революцией все очень сложно. Нужно говорить более широко – о Русской революции, которая прошла в две стадии. Первая стадия – интернационал-социалистическая революция, главными героями которой были Ленин, Троцкий и вся эта компания, кто хотел мировой революции, кто хотел земшарной республики, а на Россию им было совершенно наплевать. Но из этого ничего не получилось – большая система «Россия» оказалась не по зубам капиталистической системе и левым глобалистам. И в 1925-27 годах команда Сталина, которая объективно выражала интересы большой системы «Россия», свернула проект мировой революции и приступила к проекту построения социализма в отдельно взятой стране. И эта фаза русской революции продолжалась до 1938-39 годов. Ее финальный аккорд – мини-гражданские войны 37-38 годов. А в 1939 году 18 съездом ВКП(б) этот процесс заканчивается, и заканчивается эпоха Русской революции, устанавливается режим, и создается красная империя. Причем создается такая империя, квази-империя, которая смогла сломать хребет Вермахту. Безусловно, достижениями красной империи, Советского Союза мы живем до сих пор. То, что нас не разбомбили американцы как сербов или ливийцев – это потому что у нас есть ядерное оружие, а фундамент был заложен при Сталине.

Мы живем на этом фундаменте, без него с нами и разговаривать никто бы не стал. Но достижения Советского Союза не исчерпываются космосом, обороной, цивилизацией особого типа. Я всегда вспоминаю, что в 1960-е годы Советский Союз поставил абсолютный рекорд, я думаю, что он никогда не будет превзойден, во всяком случае, в ближайшие 100-200 лет, речь идет о смертности – 6,9 промилле. Это абсолютный рекорд.

Это означает, что благодаря мерам медицинской профилактики и целому ряду других социальных мер, советские граждане продемонстрировали очень низкий уровень смертности, который не снился капиталистическому миру. В широком смысле, все это действительно достижения Октябрьской революции, потому что планировалась она как пролог и начало мировой революции и, собственно, до 1936 года праздник 7 ноября не назывался днем Октябрьской революции, он назывался праздником Первого дня мировой революции. Но в 1936 году это все закончилось. И в 1936 году появляется термин «советский патриотизм». То есть, в широком смысле, именно Октябрьская революция открыла широкие перспективы для того развития, которое получила Россия. Царская Россия никогда бы ничего этого не добилась

Вопрос: То есть, скажем, реализация плана электрификации и развитие промышленного потенциала не были бы столь активными?

Андрей Фурсов: Очень многие планы были сверстаны в начале ХХ века еще в царской России, но их невозможно было реализовать при том политическом режиме, при той классовой структуре общества, которая была. Ведь революция выбросила колоссальную энергию людей, которая раньше не могла быть реализована тем режимом, который существовал. И эта энергия рванула через край, у этой энергии были и негативные аспекты. То, что было в России в 1920-30-е годы – это не некий злой умысел, это негативный аспект той энергии, которая была выброшена. Но, кстати, именно эта энергия сокрушила гитлеровские орды, именно эта энергия послала человека в космос и сделала многое-многое другое.

Вопрос: Большинство тех, кто побывал в республиках Новоросии, особенно в Луганской республике, отмечают, что там чрезвычайно популярны левые, коммунистические взгляды, многие ополченцы говорят, что восстанавливают там СССР. В широком смысле – 7 ноября остается актуальным праздником, актуальной датой для большинства россиян?

Андрей Фурсов: Это действительно так. Другое дело, что СССР нельзя восстановить. СССР был адекватен определенному историческому этапу. Этот этап закончился. Мы живем в такое водораздельно-переходное время, которое заканчивается, причем, это касается не только нас, а всего мира. Разрушение Советского Союза было одним из аспектов, пожалуй, самым важным, того перехода социального, который совершился в конце ХХ – начале ХХI века. И этот переход – это пролог к битве за будущее мира, каким оно будет. То, что он не будет капиталистическим, это совершенно понятно. Капиталистическая система свое отжила, она старенькая. Каким будет послекапиталистический мир, будет ли он олигархическим, неэгалитарным, жестким, новым изданием железной петли, или это будет то, что вберет в себя лучшие левые идеи XIX-XX веков без их экстремизма (хотя в истории, как правило, трудно прогнозировать развитие без крайностей), покажет время. Это и будет сутью ХХI века – каким будет мир будущего. Будет ли это мир Дара Ветера из «Туманности Андромеды» Ефремова или это будет мир Дарта Вейдера из «Звездных войн».

Вопрос: Есть ли у России сейчас потенциал для создания пусть не государства большевиков, но которое, тем не менее, создало бы условия и организацию для такого социального и интеллектуального рывка, как это произошло почти 100 лет назад? Вообще, возможно ли развитие просто по принципу «Хотим, как Европе, дайте больше демократии и свобод»?

Андрей Фурсов: Хочу надеяться, что потенциал есть, но все будет зависеть от конкретных исторических обстоятельств. То давление, которое сейчас оказывает Запад на Россию, показывает, что именно оно вызывает очень мощное энергетическое противодействие определенных слоев населения, и это вселяет определенные надежды. По крайней мере, нынешнее поколение тех, кому от 20 до 30 лет, оно значительно более патриотично, чем те, кому 20-30 было в 90-е годы.

Вопрос: Почему же так произошло, ведь эта молодежь воспитывалась во многом под влиянием как раз того «непатриотичного» поколения?

Андрей Фурсов: Воспитывать можно как угодно, но люди видят социальную несправедливость, они видят социальную поляризацию, видят криминал и знают по рассказам старших, что в советское время этого не было, что в советских судах и оправдательных приговоров было значительно больше, и дел значительно больше уходило на доследование. Не было богатых, была определенная несправедливость, но это не было в таком кричащем виде, не кривлялись «гей-лидеры» и не было многого другого. Сама жизнь воспитывает тех людей, которые не принимают вот этот постсоветский строй.

Вопрос: И возвращаясь к народному единству, с которого мы начали, может ли на этом социальном базисе сформироваться то единство, к которому власти призывают, но получается пока не очень успешно?

Андрей Фурсов: Народное единство формируется, как правило, в периоды очень-очень острых кризисов, когда речь идет о выживании. Например, в 1941-45 годах речь шла о выживании русских и других коренных народов, которые немцы хотели стереть ластиком истории. Энергия рождается из преодоления кризиса.

Вопрос: Сегодняшняя ситуация не подпадает под такое определение?

Андрей Фурсов: Пока мы живем в предкризисной ситуации. Разразится кризис, будет ли он развиваться по нарастающей – это зависит не только от России. Мы – элемент мировой системы, которая все больше и больше погружается в кризис. Кроме того, мы видим агонию Соединенных Штатов, этой квази-империи, и в ситуации такой агонии этот огромный динозавр будет бить хвостом налево и направо, и здесь уже возможны всякие варианты.
Источник
Tags: СССР, Фурсов, революция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments