favor_in_all (favor_in_all) wrote,
favor_in_all
favor_in_all

Category:

Апостол Павел: «Не власть, если не от Бога»

Оригинал взят у general_ivanovв post
Оригинал взят у laura_clovoв ТАТЬЯНА МИРОНОВА:


Крест и меч,
милосердие и мужество
составляют монолит Православной Веры,
который сегодня стремятся расколоть, расшатать, разрушить,
обезоруживая христиан хитроумными разглагольствованиями,
убеждая их в пагубности воинского подвига для христианской души.


Излюбленная тема псевдохристианских проповедников – о мире всего мира,
ради которого нас опять-таки призывают не прикасаться к оружию,
стать толерантно вежливыми, улыбчиво единомысленными – ведь это же ради мира на земле! –
со всеми врагами Христа и нашего Отечества.
Да разве единомыслие всегда одинаково благо?
По слову Иоанна Златоуста «и разбойники между собой бывают согласны».
Но лишь тогда «по-настоящему водворяется мир, - утверждает святитель Иоанн, -
когда враждебное отделяется».

Христос жестко полагает перед нами свое слово именно о разделении, а не единении мира.
Господь предупреждает нас: «Приидох воврещи не мир, но меч» (Мф.10,34).
Меч – по-славянски значит рассекающий, разделяющий добро и зло,
творящий насилие властью, Богом данной,
меч, водворяющий добро на земле и поражающий злобу, –
вот священное оружие православных.
«Ведь и врач, - говорит святитель Иоанн Златоуст, - тогда спасает прочие части тела,
когда отсекает от него неизлечимый член».

http://www.russdom.ru/node/1550




... В последнее время стали потихоньку обновлять тексты православных молитв. Наверное, это тоже удар по генетической памяти - со всеми вытекающими последствиями?

- Я убеждена, что эта подмена может иметь катастрофические последствия. Ведь мы получаем огромную пользу от церковнославянского языка, которая исчезает при его обновлении. Во-первых, это единственный язык, на котором мы можем говорить с Богом в молитве, – если мы перейдем на русский, то впустим улицу в храм и заговорим с Господом как с приятелем. Но это невозможно... Во-вторых, церковно-славянский язык – это защита основных установок веры. Ведь только в нем сохраняется исконное значение слов, которое нередко бывает извращено, изолгано в современном русском. Например, что такое «прелесть»? Сейчас - это что-то хорошее, изящное, утонченное. А на самом деле - это качество диавола, который вводит в грех, то есть «прельщает» людей.

Бывают смысловые сдвиги малозаметные. Например, в словах «ближний» и «друг». Вот у нас есть установки: «возлюби ближнего своего яко сам себе», «положи душу свою за други своя». Но сегодня «ближний» и «друг» – это первый встречный-поперечный, который оказался рядом с тобой. И получается странная установка: мы такие всеохватные, толерантные, а против нас почему-то все силы зла.

А на самом деле исконное значение этих слов совсем другое. «Ближний» – это близкий тебе по духу человек, православный христианин. «Друг» – это вообще изумительно: человек из твоей дружины. Это другой такой, как я. Вот за кого надо положить душу свою. А Христос говорит: «Друзи мои есте, аще исполните, елика заповедую вам». Если исполняешь заповеди, то ты друг.

Подобные установки хранит церковнославянский язык, вот почему он – защита веры. Зная истинное значение слов «друг» и «ближний», мы понимаем, почему Русь стоит тысячу лет нерушимо, почему вера наша всегда защищала добро от зла. А если нет этого знания, то нас легко превратить в стадо овец, которые послушно бредут, куда их гонят.

- Но некоторые проповедники внушают нам: надо быть смиренными, то есть, послушными…

- Это еще один пример подмены значений. По изначальным православным установкам, которые закладывали в наш язык переводы Кирилла и Мефодия, «смирение» - это «мир» и «мера» в душе. Я была потрясена, когда узнала греческую основу для перевода этого слова: «симметрия», то есть душевное равновесие. И мне стало понятно, что иноки Пересвет и Ослябя со смирением крушили врага на Куликовом поле. Они не смогли бы его победить, если бы послушали современных толкователей, которые внушают нам: «Ой, смиряйся, ой, терпи…».

Кстати, Шишков говорил, что «терпение» сродни слову «трепет». И если в Псалтири написано: «потерпи Господа», то это означает «благоговей перед Ним с трепетом». Следуя Божиим заповедям, нельзя терпеть врагов веры и Отечества. Их нужно уничтожать… со смирением, то есть, сохраняя душевное равновесие. В-третьих, церковнославянский язык – это защита от информационных технологий. Человек читает молитву – и очищает душу от ложных установок, которые пытаются в нее внедрить те, кто манипулирует общественным сознанием. Очищает каким-то таинственным образом: механизмы, слава Богу, неизвестны. Иначе нас давно бы уничтожили манипуляторы.

Наконец, церковнославянский язык – это защита от ересей. У нас ведь как говорят? «Вся власть от Бога», - это сказал апостол Павел, и мы должны ему верить. Но на славянском языке это звучит по-другому: «Несть власть, аще не от Бога». Переведем: «Не власть, если не от Бога». Улавливаете разницу: нас призывают терпеть безбожную власть, ссылаясь на апостола Павла, который на самом деле ее не признавал.

- Для написания молитв используют современную азбуку, где нет некоторых букв из церковнославянского, исправляют формы слов, делая их более понятными… Но наши предки сотни лет читали молитвы по-церковнославянски. Именно они впечатаны в наш волновой генетический код, и только они благотворны для души и тела. А современные переводы, как вы уже объяснили, могут быть от лукавого и давать прямо противоположный эффект?

- Я читала ваши статьи на эту тему и согласна с вами. Если молитвы написаны боговдохновенными людьми, то эти тексты нельзя никак исправлять. Но это с одной стороны. А с другой – Господь всемилостив, и Он раскрывает свои объятия даже самому несведущему человеку, способному понять молитвы только на современном языке. Поэтому мы не можем требовать: «Вот вы должны печатать тексты только на церковнославянском!». Если человек делает первый шаг и говорит: «Господи, помилуй», - то, значит, может сделать и второй. Когда-нибудь он придет к церковнославянским текстам и замолит грех неведения. Он на опыте узнает, какую радость, силу и мудрость дают древние молитвы, и не захочет возвращаться к их современным переводам.

Наконец, можно не получить никакой пользы, если читать молитвы на церковнославянском языке в пагубном состоянии малодушия. Иоанн Златоуст причисляет их к числу тяжких грехов. Почему? Малодушие – это когда в человеке мало души: ее место занимают чрево и другие органы, позволяющие предаваться плотским удовольствиям. Он много думает о пище, квартире, машине и прочих вещах, а мысль о Боге в него уже не вмещается.

Сейчас малодушие понимают как трусость, но церковнославянское значение этого слова гораздо шире. Человек малодушный как бы вытеснил из себя большую часть своей души, она стала не способной на подвиги любви к Богу, Отечеству, ближнему, дающие смысл жизни православному человеку. Он подавил чревом память предков, стремившихся к духовному совершенствованию. А в результате получает болезни и несчастья, утрачивает цель и радость жизни. Мораль здесь простая: надо не только говорить молитвы на языке наших предков, но и думать и поступать, как они. Тогда мы сможем извлечь из наследственной памяти тысячелетнюю мудрость, любовь и силу, приумножить их и передать потомкам как бесценный дар предыдущих поколений.

Беседу вел Михаил Дмитрук


Tags: Миронова, православие, русский дух
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments