favor_in_all (favor_in_all) wrote,
favor_in_all
favor_in_all

Category:

Вызовы «проблемного региона», или О том, с кем губернатор никогда не будет искать общий язык

Помнится, Андрей Караулов пророчил скорую отставку орловского губернатора. Честно говоря, не хотелось бы. Какого нового "воротилу" пришлёт нам Москва - неизвестно. Нынешний губернатор по крайней мере не гробит регион безумными прожектами, как это делали предыдущие "засланцы".

Помещаю здесь интервью молодого орловского губернатора-коммуниста Андрея Клычкова, которое он дал в декабре. Оно наполнено оптимизмом, стремлением добиваться улучшения жизни в нашем регионе и - некоторым, на мой взгляд, идеализмом, который, впрочем, бывает обычно свойствен людям честным и добропорядочным.



— Андрей Евгеньевич, я понимаю, что интервью с губернатором предполагает множество ограничений.

— Да нет у меня никаких ограничений. Иначе зачем бы я пытался сделать свою работу и деятельность органов власти максимально открытой?


— И зачем?

— Время изменилось. Это вызов и задача одновременно. Не только потому, что появился интернет и возросла скорость коммуникации. Сегодня количество и качество запросов, идущих от населения, таково, что требует тонких, постоянно меняющихся настроек. Нужно быть в гуще жизни не из соображений пиара, а просто чтобы принимать правильные, адекватные решения.

Я уже три года повторяю: чиновник должен ходить по улице. Да, есть машина, кабинет, но они не отменяют того, что находится снаружи. Чем меньше будет условностей, тем больше будет сокращаться дистанция между властью и народом, тем больше будет толку.

— Что такое условности?

— Формальное разграничение областных и муниципальных полномочий, например, узкое понимание своих должностных обязанностей. Людям ведь без разницы, федеральная это власть, региональная или муниципальная. Для них — это просто власть, которая должна решать проблемы.

— Егора Семеновича было принято отлавливать «под елочками», когда они перед зданием областной администрации еще росли. Но это как-то странно — хватать губернатора за рукав и грузить его личными вопросами. Вас подобное общение не раздражает?

— Нет. Ко мне вообще редко с радостями приходят. Но это не значит, что людям не нужно помогать. Я никогда не делал из этого секрета — каждый день к восьми утра я приезжаю на работу, каждый, кто хочет, может на входе вручить мне письмо — с жалобами, просьбами, предложениями. Это происходит регулярно.

— Не правильнее ли заниматься масштабными вопросами?

— Человеку нужен протез. Это мелкий вопрос или масштабный? Если не помочь, протез появится через полгода. А если я могу ускорить процесс, почему этого не сделать?

— Логика, которую вы привели в качестве положительного примера, не бесспорна. Если человек не может быстро законным образом получить протез, значит, плохо работает служба социального обеспечения. Тогда нужно вызвать куратора этого направления и поставить вопрос о его профессиональном соответствии. Так, мне кажется, должна работать власть.

— Всем так кажется. А теперь давайте разложим на столе федеральные и региональные нормативные акты, регламентирующие вид помощи «протезирование». По установленному порядку обратившемуся полагается зай­ти на очень длинный круг. Сначала надо написать заявление, в течение месяца его рассмотрят и дадут ответ, затем фонд социального страхования ознакомит с перечнем всего, что имеет. Если протезное изделие не подходит или есть какие-то противопоказания, придется заходить на новый круг, обосновывая свои претензии. Это, повторюсь, процедура, оговоренная законом.

— Тогда как вы ускоряете процесс?

— Я приглашаю руководителя ФСС, руководителя органа соцзащиты, они помогают обратившемуся правильно и быстро заполнить нужные документы и действуют дальше.

— Они нарушают закон?

— Нет, они максимально сокращают срок рассмотрения обращения.

— Почему всегда не работать по такому алгоритму?

— Потому что региональная и федеральная власти — это разные уровни, которые контактируют друг с другом методом межведомственной переписки, постоянно сидеть за одним столом их не обяжешь. Такова, к сожалению, реальность. Поэтому и приходится включать «ручной режим»...

— Расскажите, как вы переболели ковидом. Информация о том, что у орловского губернатора ковид, мгновенно сопроводилась слухом, что Клычков оставил Орловскую область и уехал в Москву, не доверяя местной медицине.

— Никуда я не уезжал и не собирался, здесь был. Дома болели, втроем. В семье четверо, но старший сын не заболел, хотя провел с нами три недели. А младший, жена и я — заболели, причем одновременно. Первый день прошел как обычно, а вот вторую ночь я уже не спал — температура, ломота. Но поскольку график мероприятий составил на неделю вперед, работать, хоть и удаленно, пришлось. Вот это, честно, было не очень легко и приятно…

— Продолжая медицинскую тему: как складывается судьба многофункционального центра с печальным названием «Титаник»?

— В первые два года я обращался и к президенту, к премьеру, просил выделить деньги на достройку…

— Мотивация была недостаточно убедительной?

— Главная мотивация заключается в том, что в центре города стоит недостроенное здание в 43 тыс. кв. метров, которое возводилось за федеральный счет. Да, есть уголовные дела, но достраивать-то все равно надо. На обращение получали ответ: понимаем, что надо, но не видим, на что конкретно давать деньги. Камень преткновения — в отсутствии актуализированной проектно-сметной документации. Последняя датируется 2011 годом.

Пытались работать по линии государственно-частного партнерства, но любое государственно-частное партнерство интересно, когда оно добавляет, а не разрушает. Зарабатывая на медицине, частник вымывает деньги из ОМС, а это средства, идущие на содержание поликлиник, больниц, операции, лабораторку, то есть вымываются средства из качественного государственного здравоохранения. Пойти на это я не хочу и не могу.

В 2020-м, понимая, что без современной проектно-сметной документации, которая за девять лет серьезно изменилась (технические стандарты, оборудование, подводка — поменялось всё), дело с места не сдвинется, мы занялись этим недешевым вопросом. Нужно ведь не просто достроить здание начала нулевых, необходимо, чтобы оно смогло принять современное высокотехнологическое оборудование.

К февралю 2021-го документация должна быть готова. Я ездил в Москву, разговаривал с Татьяной Алексеевной Голиковой, встречался после обращения Василия Николаевича Иконникова с Валентиной Ивановной Матвиенко. Поддержка нам обещана. В феврале заканчиваем ПСД и надеемся на выделение денег. Физически они появятся после постановления правительства. Его пока нет, но мы прикладываем все усилия, чтобы оно появилось.

— Есть люди, которые всегда будут вами недовольны. Как работается в такой атмосфере? Пропускаете критику мимо ушей?

— Почему пропускаю? Слушаю. Я понимаю, что не могу всем нравиться. Это нормальная атмосфера. Кому-то я не нравлюсь из-за своего возраста, кому-то из-за политических взглядов, кому-то — как управленец, кому-то просто не нравлюсь. Кто-то считает, что я перешел ему дорогу, став губернатором. Но мне отрадно, что большинство орловцев поддерживает идеи, которые я, моя команда, предлагаем.

Знаете… Условно — категорий, конечно, больше — я делю людей на искренних, в том числе искренне заблуждающихся, и тех, кто стремится к наживе. Искренних людей всегда нужно слушать, пытаться убедить, если не согласен. Но с теми, кто хочет нажиться, я не хочу и не буду искать общий язык. Конфликты у меня зачастую случаются именно из-за этого.

(Продолжение следует)

Tags: Орловщина, власть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments