favor_in_all (favor_in_all) wrote,
favor_in_all
favor_in_all

Categories:

Вызовы «проблемного региона»

(Окончание)

— Вы многих разочаровали специфическим образом. Говорили так: вот сейчас Клычков начнет воровать. Поначалу это говорили часто, затем реже, сейчас почти совсем не говорят. Наступило разочарование. Почему не воруете? Боитесь, не умеете или схемы тонкие?..

— Я просто не умею деньгами измерять жизнь. Деньги не имеют для меня никакого значения, они не могут быть самоцелью. Если говорить о заработке, то у меня зарплата есть. Да, жена, может, и жаловалась: в Москве, дескать, мы могли бы зарабатывать больше...

Переехав в Орел, мы бросили всё — друзей, знакомых, всё! Наверное, впервые об этом скажу… В Орле я неприятно удивился тому, что многие, в бизнес-среде особенно, привыкли поступать так, будто живут последний день.

— Есть такое.

— Вот и результат — остовы разрушенных зданий, запущенные парки. Все распихать, растащить… Я этого не понимаю. В могилу ведь с собой это не утащишь. Для меня главным итогом губернаторской деятельности будет, если через десять, ну через восемь лет (ясно же, что рано или поздно моя деятельность на этом посту закончится), я приеду в Орел и с удовольствием, с чистой совестью прогуляюсь по его улицам.

— Почему через восемь? Вы собираетесь на второй срок?

— Конечно. Я прекрасно понимаю, что пяти лет на осуществление всего, что запланировано, не хватит. Только на третий год, например, нам удалось всерьез изменить бюджетные процессы.

— Перечислите, какие масштабные дела не укладываются в пятилетку.

— Да их миллион — начиная с недостроя и заканчивая реформой системы здравоохранения. Образование, социальные гарантии, городская среда… Нет ни одной сферы, где серьезных изменений можно добиться быстро.

— Тогда почему с парками и скверами так хорошо получилось — без раскачки?

— Получилось, потому что раньше ничего не было. Когда мы сделали фонтан в сквере Юности (наш первый объект), я приехал не на открытие, а после работы, вечером. Тогда я еще жил московскими масштабами — когда бюджет считается триллионами, а благоустройство — квадратными километрами. А тут мы сделали маленький фонтанчик, маленькую площадочку, ничего особенного. И когда собрались несколько тысяч человек, по сути, все, кто имел возможность это сделать; когда я увидел неподдельную людскую радость, я сделал себе пометку, которую не забываю: человеку нужно, чтобы его окружала красота. Сейчас! Это нормально.

Да, у нас много проблем — со здравоохранением, с рабочими местами, зарплатой, все это нужно потихонечку поднимать, но это не отменяет каждодневной потребности в положительных эмоциях, которые дает гармоничная городская среда. Через десять лет новое поколение не увидит ничего необычного в том, что мы делаем, потому что для них — «так было всегда».

— Высоким стандартам придется постоянно соответствовать.

— А для чего я тогда сюда приехал? Зачем выдергивал семью из другого региона, полностью менял свой образ жизни, деятельность? Для того, чтобы плыть по течению?..

— В вашем фильме «Орел. Перезагрузка» много цифр, и они любопытны. Однако музыка релакс сбивает с толку. Мы ведь не в швейцарском кантоне, а в проблемном регионе живем.

— Фильм делал не я. А почему вы считаете Орловскую область проблемным регионом?

— Вы так не считаете?

— Когда я вижу объем частных орловских депозитов в банках, то сомневаюсь.

— Но мы же не будем говорить о средней температуре по больнице?

— Перед пандемией на 3 тысячи безработных приходилось 5 тысяч вакансий — и не обязательно с зарплатой 10 тыс. рублей. Это не «средняя температура по больнице», это что-то другое.

За два года мы создали в Мценском ТОСЭР 760 новых рабочих мест, но предприятия там до сих пор не могут набрать всех нужных людей, хотя платят в металлообработке прилично и у нас, в отличие от многих областей, сохранилась система средне-технического образования...

«Средней температурой по больнице» можно назвать среднестатистическую зарп­лату, которая сегодня в Орловской области превышает 30 тыс. рублей.

— А у воспитателей в детских садах?

— Тема для политического пиара появилась потому, что я обязан принимать решения в соответствии с федеральными нормами. Ну не имеет губернатор права игнорировать предписание казначейства! Потери воспитателей в зарплате мы восстановим премиальными выплатами.

— Из каких источников?

— Из областного бюджета. Но чтобы решать эти и другие социальные задачи, требуются новые рабочие места, в том числе и высокотехнологичные, чтобы увеличивать валовой региональный продукт и наполнять бюджет деньгами. В том же 2017 году бюджет Орловской области составлял чуть больше 28 млрд. Знаете, с каким бюджетом мы заканчиваем нынешний год? 43 миллиарда!

Нам удалось значительно увеличить финансирование бюджета по федеральным программам. Это незаметная, кропотливая работа под проекты, которая приводит деньги из федерального бюджета в регион. В 2017 году госдолг области составлял 106 процентов к уровню собственных доходов. Перед 2020 годом мы вышли на показатель в 82 процента...

— Весь долг все равно не выплатить. Известно же, что регионы оказались в долговой кабале после того, как государство добавило им полномочий, не добавив финансирования. Я не понимаю, как из этой ямы можно выбраться, не перей­дя на социалистические — без вульгарных ретроспекций — методы управления.

— Не думаю, что тема нашей сегодняшней встречи — обсуждение федеративного устройства и методики распределения финансов. То, что существует определенная несправедливость, я согласен. То, что мы получаем финансовые средства по методикам, утвержденным Минфином, правда. Хватает того, что получаем? Нет. Я бы хотел больше. Для этого мы и формируем пакеты документов. Всё ведь работает в рамках программного подхода: есть документы — есть деньги, нет документов — нет денег.

Другой вопрос, что любая проектная документация не делается бесплатно. В строительстве, например, она занимает до 5 процентов стоимости объекта. Увеличение госдолга — это следствие и этой зависимости. Но само по себе увеличение госдолга — это не катастрофа, ведь мы получаем не коммерческие, а казначейские кредиты по ставке 0,1 процента годовых, по сути — беспроцентный кредит...

— Продолжим тему цифр. Вот первый, исторический, выпуск веб-журнала Аналитического управления областной администрации. Напоминает рекламный проспект.

— В чем?

— Например, когда речь заходит о капитальном строительстве. Темпы роста — не главный показатель...

— За три года мы построили 1 млн кв. метров. В этом году перевыполним план по вводу жилья почти на 250 тыс. кв. метров. Вопрос в том, что Минстрой ставит задачу строить из расчета 1 кв. метр на одного жителя. А я считаю, что этого не нужно делать. Рынок не переварит такие объемы. Если «задачу выполнить» во что бы то ни стало, мы уничтожим орловскую строительную индустрию, разорив застройщиков, поскольку сбыта все равно не будет...

— Трудно работать в системе, к которой компартия настроена оппозиционно…

— А вы не обратили внимание на несколько моментов? Страна перешла за последнее время на плановую экономику. А сегодня президент заявил, что изобилие продуктов в магазинах не означает возможности их купить, поэтому стоит вопрос о государственном регулировании цен. Это уже не совсем капитализм. Для меня очень показательной явилась ситуация с «Орелфармацией».

Государственное унитарное предприятие «Орелфармация» — единственное предприятие Орловской области, которое сумело обеспечить жителей антиковидными лекарствами повышенного спроса и столь же дефицитными жидкостями для инъекций.

— У государственной структуры приоритет по сравнению с частниками?

— Ничего подобного. Мы обеспечили лекарствами государственную сеть потому, что не ставили задачу зарабатывать на лекарствах. «Орелфармация» не деньги делает, она обеспечивает потребности людей. Как вы думаете, почему сегодня в коммерческих аптеках нет широкого спектра востребованных антиковидных лекарств?

— Неинтересно заниматься, маржа маленькая?

— Да. Ограничения по наценкам, необходимость дополнительных инвестиций в оборудование для маркировки, плюс частники просто не захотели тратить силы на то, чтобы бегать по поставщикам и вести с ними переговоры. Прибыль можно делать и на другом. А передо мной и государственным предприятием стоит задача, которую не измерить выручкой. Противоречий с системой, кстати, в этом смысле нет. Провели двухнедельное планирование, нашли поставщиков, дальше — работа с каждым из них. Ничего сложного — сел в поезд, поехал в Москву и встретился с руководителями крупных фармпредприятий.

— Почему не через прогрессивные, удаленные виды связи?

— Русского человека ВК-ской не обманешь.

— В глаза нужно смотреть?

— Конечно.

— Как насчет знания Орловской области?

— Я ее вообще не знал, когда стал врио губернатора. Но давайте сейчас подведем итоги трех лет. Я плюсов больше принес или минусов?

— Больше плюсов… А, например, образование?

— Мое?

— Нет, направление деятельности. Крымова.

— Я рад, что Татьяна Владленовна у нас работает. К ней есть какие-то вопросы?

— То есть это не были предложения, от которых вы не смогли отказаться?

— Нет. И Татьяна Владленовна не была единственной в списке тех, кого я искал в Москве. Консультации проводились с разными людьми. Моя задача — сделать так, чтобы мы не варились в своей каше, а смогли научиться чему-то новому. Т. В. Крымова возглавляла огромную школу, у нее богатый практический опыт, школа сделала большой шаг вперед с точки зрения методик и организации образовательного процесса. Этот опыт нужен нам для поднятия уровня образования во всей области.

— А чем Орловская область привлекла Татьяну Владленовну?

— Молодым губернатором. Шучу! Масштабностью задачи.

— Смотришь на цифры — радуешься. Орловщина если не впереди планеты всей, то впереди многих регионов — точно. А доходишь до демографии… Это называется депопуляцией. Смертность превышает рождаемость, что не компенсируется даже миграцией. Вот это, мне кажется, главный показатель привлекательности региона.

— А насколько уменьшилось население области за прошлый год, вы знаете? На диаграмме это есть.

— Меньше чем на тысячу человек.

— Я предлагаю заглянуть дальше, когда население Орловской области уменьшалось на 10 тыс. человек в год! До 2004 года демографические показатели у нас были катастрофическими, но отрицательная динамика сокращается.

— Ваш оптимизм хочется поддержать...

— Я желаю всем нам позитивного настроя. Не надо смотреть на мир через розовые очки, нужно пытаться изменить окружающий мир к лучшему — самим, через власть, вместе с властью, не зацикливаясь на отрицательном, что у нас порой бывает.

В 2020 году, когда, казалось бы, все должны были закрываться, мы зарегистрировали более 700 новых предприятий малого и среднего бизнеса. Это имеет огромное значение на перспективу.

В следующем году продолжим работу по созданию промышленных парков, в том числе айти-индустрии, показавшей хорошие, даже прорывные результаты. Орловские айтишники сделали несколько проектов, имеющих, по сути, мировое значение с точки зрения качества продукта.

У нас запланировано подписание договора с одной из крупнейших компаний, инвестирующей в Орловскую область несколько десятков миллиардов рублей для создания предприятия сельхозпереработки. В новом году — начало строительства...

Вопросы задавал Сергей Заруднев
http://orelcity.ru/glavnaya-tema/vyzovy-problemnogo-regiona-ili-o-tom-s-kem-gubernator-nikogda-ne-budet-iskat-obshhij-yazyk/


/В сокращении/

Tags: Орловщина, власть
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments