favor_in_all (favor_in_all) wrote,
favor_in_all
favor_in_all

Category:

Заговор раскрыт (окончание)

Часть четвёртая. Главные игроки и “Кванториумы”

Воплощение элитарности и её противоположности образования мы находим в концепции образовательных центров “Кванториум”. Они – детище 37-летней уроженки Алтайского края Марины Раковой. Она закончила МГТУ им. Баумана, а затем – Алтайскую академию экономики и права. Первой ступенькой в карьерной лестнице для Раковой стало АСИ, которое в 2014 году поддержало её проект “Новая модель дополнительного образования детей”. Проект был посвящён строительству детских технопарков по всей стране.

Предприимчивый Герман Греф множество раз убеждался, что Ракова – единомышленница

“Кванториум” – это как раз альтернатива школе, построенная на “траекториях” или “треках” вместо предметов и “компетенциях” вместо знаний. В этих технопарках дети объединяются в команды и работают над созданием неких новых IT-решений, мастерят коптеры, соревнуются друг с другом и готовятся стать будущими лидерами и управленцами. И опять же в самой концепции “Кванториумов” прослеживается модель образования для избранных. Вот что говорила Ракова:

Образовательные программы технопарков создаются в тесной связи с запросами конкретных госкорпораций, крупных промышленных предприятий. Фактически мы будем получать запрос от таких предприятий на подготовку будущего специалиста с соответствующими компетенциями.

Знакомая концепция, правда? Итак, Ракова с 2014 года создала по всей стране более 110 “Кванториумов”, а также 50 “Точек роста” в разных регионах России и несколько десятков “IT-кубов”, где обучают исключительно айтишников.

Так было до тех пор, пока в октябре 2018 года она внезапно не получила пост заместителя министра просвещения России Ольги Васильевой. Распоряжение подписал тогдашний премьер Дмитрий Медведев. На посту замминистра Ракова продолжила создавать “Кванториумы”, занималась проектами “Цифровая школа”, “Цифровая образовательная среда” (ЦОС) (переоснащение школ, включая педсостав), “Цифровая экономика”, “Доступное дополнительное образование для детей” и целым рядом других.

Поднявшись на эту высокую должность, Ракова получила главное – финансирование и влияние. В 2019 году Ракова начала рулить не чем-то, а нацпроектом “Образование”, на который было выделено почти 784,5 млрд рублей.

Более того, Ракова начала активно ездить по международным и российским форумам, где обсуждалось цифровое будущее образования. Там её впервые заметил Герман Греф. В 2019 году они встретились, например, на финале олимпиады, организованной НТИ (мы помним его связи с АСИ) по направлению “Искусственный интеллект”. Докладчиком там выступали как Греф, так и Ракова в должности замминистра просвещения.

Часть пятая. Дороги ведут в Сбербанк

Что же произошло дальше? Всё очень просто: Марина Ракова с марта 2020 года работает в Сбербанке. Греф посмотрел на эту девушку и сразу же сделал её вице-президентом банка. Ракова возглавила дивизион Сбербанка “Цифровые образовательные платформы”, а также проекты, связанные с созданием школьной и вузовской платформ. Об отставке из министерства Ракова попросила сама, написав заявление на имя Михаила Мишустина.

Источник Царьграда в Минпросвещения рассказал, что к Раковой в министерстве многие отнеслись прохладно. Никто не понимал, как она могла стать замминистра, не имея в прошлом педагогической или научной карьеры. Кроме этого, у Раковой нет учёной степени ни кандидата, ни доктора наук.

Конечно, назначение 35-летней девушки сразу заместителем министра – случай небывалый, человек ни одной кадровой ступеньки ни в одном министерстве или ведомстве не прошёл, не имеет никакого управленческого опыта на федеральном уровне. Многие восприняли это негативно,

– рассказал источник в министерстве.

Стоит ли удивляться, что проекты дистанционки и дополнительного образования, столь любимые Раковой, оказались неудачными. По словам источника, первый опыт дистанционного обучения в средней школе с треском провалился.

Факт состоит в том, что во время пандемии дети практически не учились. Конечно, можно списать это на техническую неготовность школ, на отсутствие у многих семей необходимых условий (нет надёжного интернета, нет оборудованных рабочих мест, были случаи, когда дети в маленьких населённых пунктах лазали со смартфонами на столбы, чтобы получить задание от учителя). Но это технический момент, который, наверное, можно поправить. Но сама идея всё равно не выдерживает никакой критики.

Считаю дистанционку вредным новшеством, особенно для младших классов. Эта форма требует огромной самоорганизации, самоконтроля, ответственности, которыми младшеклассники в силу возраста ещё не обладают. К тому же во многих семьях оба родителя работают, а, значит, ребёнок остаётся без контроля,

– заявил источник Царьграда в Минпросвещения.

Часть шестая. Выводы

Перед нами большая и очень мощная система трансформации образования по западным лекалам и в западных же интересах. И руководить этим процессом должен Герман Греф. Не государство, не министерство, а банкир. Просто по праву сильного, потому что может. Потому что имеет для этого огромные финансовые, людские и цифровые ресурсы. Самое главное состоит в том, что речь не идёт только об изменении системы образования в России. Речь идёт о системе управления образованием, которая будет сосредоточена в руках Грефа и на платформах Сбербанка.

Если посмотреть на всю идеологию целиком, то становится ясно, что управление будет производиться не в интересах государства или каждого гражданина, а по предзаказу крупных транснациональных корпораций. Разумеется, места в технопарках нового типа, которыми планируется заменить вузы, будут распределяться среди детей представителей корпораций. Компания даже сможет себе заказывать узкого специалиста по конкретным параметрам. В планах есть и генетические исследования предрасположенности детей к определённым направлениям образования. То есть корпорация просто будет размещать заказ на специалиста, предлагать жёсткий контракт на “человеческий капитал”, управляться система будет из Сбербанка, а роль государства будет сведена к выбору места для технопарка и закреплению нормативной базы. Тут мы говорим, конечно, про очное образование под контролем ИИ и наставника-человека.

Остальным же останется роль подчинённых, которыми будут управлять избранные, получившие знания лидерства в корпоративных технопарках. Очевидно, что именно для этого и нужны проекты дистанционного образования, потому что оно при такой системе станет повсеместным, а очная форма – только для элиты и будет стоить очень дорого.


Молодым людям вдалбливают, что они должны отказаться от шаблонов и академических стандартов, авторитетов, традиционного образования

Чтобы понять, что выстраивается система для избранных, давайте вспомним остальных, кто развивает цифровое образование. Кроме Грефа и примкнувшей к нему Раковой это ещё Дмитрий Песков (не пресс-секретарь президента), а также руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин, пытавшийся реформировать русское образование ещё в советское время. Фрумин – большой друг ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова, мужа главы ЦБ России Эльвиры Набиуллиной. Фрумин также дружит с Алексеем Кудриным.

Сейчас ситуация в экономике такова, что навыки, полученные в рамках системы образования, устаревают <…>. В специфический человеческий капитал работодатели вкладываются и должны вкладываться. Во вложениях в развитие общего человеческого капитала они не заинтересованы,

– писал он в колонке для РБК.

Даже в этих словах прослеживается общая концепция. Корпорации – глобальные менторы будущего, они будут развивать только тех, кто им нужен и только в необходимом количестве. “Общий человеческий капитал”, как назвал его Фрумин, им не нужен.

Обратите внимание, как вся эта элитная каста трансформаторов рассказывает совсем ещё молодым людям о целях своих нововведений. Им вдалбливают, что они должны отказаться от шаблонов и академических стандартов, авторитетов, традиционного образования. В пример они приводят статистику Всемирного банка, МВФ, западных вузов и корпораций вроде Intel или Cisco.

Фрумин делал так в 2018 году на лекции “Человеческий капитал 2.0” на острове Русский в ходе интенсива, о котором сказано выше. Фрумин говорил о необходимости “человеческого капитала нового типа, чтобы развивать страну, в которой плохие институты”. Фрумин говорил это в 2018 году, а Ракова – ещё в 2014 году. Герман Греф же говорит это вообще постоянно, потеряв всяческие берега в принципе.

Парадоксально, но тот самый Запад, на который ориентируются эти люди, неоднороден. Старая европейская академическая школа – против цифровой трансформации образования и против дистанционки. Давайте посмотрим, что писал об этом один из виднейших учёных Италии – профессор Нуччо Ордине.

Студентов уже не просят учиться, чтобы стать лучше, чтобы превратить знания в инструмент свободы, критики и гражданской ответственности. Нет, от молодёжи требуют получить специальность и зарабатывать деньги. Потеряна идея школы и университета как сообщества, формирующего будущих граждан, которые смогут работать в своей профессии с твёрдыми этическими принципами и глубоким чувством человеческой солидарности и общего блага <…>. Как предсказал Антуан де Сент-Экзюпери: “Единственная известная мне роскошь – это роскошь человеческого общения”.

Наверное, не стоит искать ответ на вопрос, как с этим бороться. Многое очевидно. Вероятно, никто из читателей и зрителей Царьграда не выступает радикально против улучшения образования посредством технологий. В конце концов, все мы пользуемся смартфонами. Но безбрежные мечты Грефа и его новой команды – это не просто технические новшества, упрощающие рутину в процессе обучения. Нет. Речь идёт о формировании нового общества, которое должно будет своими же руками не только разрушить старейшую и авторитетнейшую систему образования, но и окончательно закрепить статус России как колониальной державы, руководимой институтами глобального капитала.

Егор Кучер

Источник

Tags: Греф, заговор, образование, развал
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments